バ-ベリ『ギイ・ド・モ-パッサン』をめぐって--「霧」と「太陽」の葛藤  [in Japanese] О рассказе Исаака Бабеля <<Гюи де Мопассан>> : Конфликт между <туманом> и <солнцем>  [in Japanese]

Access this Article

Search this Article

Abstract

рассказе И. Бабеля <<Гюи де Мопассан>> (опуб. 1932) следет рассмотретъ в связи с его ранней статъей <<Одесса>>. Совпадение хронотопа рассказа со временем и местом опубликования статъи (1916 г. зимой, Петербург), и также важная ролъ, играемая новеллами французского писателя Мопассана, в частности, его рассказом <<Признанеи>> в обоих произведениях, указывают на тесную связъ между рассказом и статъей. Статъя <<Одесса>> считается литературным манифестом молодого Бабеля. В ней он оимволизировал прежную русскую литературу <туманом>, а произведения Мопассана, которые для него явилисъ образцем литературого идеала, - <солнцем>. По Бабелю, в русской литературе до сих пор не было <настоящего радостного, ясного описания солнца>. Оно появится с русского юга, Одессы - так писал Бабелъ. Это сопоставление отражается в рассказе <<Гюи де Мопассан>>. Он составлен из двух сфер: Петербурга и мира произведений Мопассана. В рассказе упомянуты З мопассановские новоллы. В сравнии этих упоминий с их оригиналами заметим, что Бабелъ намеренно изменил несколъко деталей и также саму структуру оригиналов. Направление изменений четко: подчеркивание красного цвета и впечатления солнца в упоминаниях; а также зачеркивание реалистических злементов (работа, беднота и. т. п.) оригиналов. Вследствие этих изменений, новоллы французского писателя появляются в бабелевском рассказе как мифологический мир, где люди постпают толъко по своей страсти. Такое понимание Мопассана целиком согласуется с <<Одессой>>, написанной под влиянием 'примитивистического' течения в русской литературе 1910-годов. В противоположностъ мопассановским новеллам, Петербург в рассказе изображается в полном соответствии с <петербургским мифом>: подчеркивание желтого цвета и впечатляющее исполъзование тумана. Найти в этих чертах традиционный образ Петербурга в русской литературе - не так трудно. Бабелъ в рассказе исполъзует туман и желтый цвет для того, чтобы напомнитъ читателям о петербургском мифе. Имея в виду немалое влияние символистов на Бабеля (наделение цветов определенным значением: 'красный' представляет животворящую силу, а 'желтый' - разложение/ассоциация <солнце-живостъ> и. т. д.), а также вышеупомянутое сопо

Journal

  • ロシア語ロシア文学研究

    ロシア語ロシア文学研究 (28), 48-62, 1996-10

    日本ロシア文学会

Codes

  • NII Article ID (NAID)
    110001248568
  • NII NACSIS-CAT ID (NCID)
    AN10428431
  • Text Lang
    JPN
  • ISSN
    03873277
  • NDL Article ID
    4094634
  • NDL Source Classification
    ZK31(言語・文学--外国語・外国文学)
  • NDL Call No.
    Z12-233
  • Data Source
    NDL  NII-ELS  NDL-Digital 
Page Top